4. Устройство дома
Устройство
дома
Комплекс зданий Дома отдыха рабочей молодежи основан «на общепринятых принципах гармонии» и расположен на оси восток-запад. Это говорит об умелом использовании приёмов из копилки истории архитектуры: древнеегипетские храмовые комплексы, афинские скуолы, монастырские комплексы средневековой Европы. С другой стороны, прямые цитаты из Фестшпильхауса Тессенова или водонапорная башня в духе Баухауза вписывают Оттендорф в архитектурный контекст того времени.

Сооружение должно было стать «домом», а не «заведением типа интерната». Чтобы создать домашнюю атмосферу, здание спроектировано невысоким, сгруппированным вокруг центрального двора, отгороженного от окружающей территории высокой балюстрадой.

Дом отдыха предлагал молодёжи с рабочих окраин, привыкшей жить с семьями в переполненных доходных домах с минимальными требованиями гигиены, образцовый для того времени уровень комфорта.
План первого этажа
1928
Комната для занятий
1929
ЖИЛЫЕ ФЛИГЕЛИ: СЕМЕЙНОЕ ЖИЗНЕУСТРОЙСТВО

Здание было рассчитано на 160 человек. Молодые люди и девушки жили группами, которые мы бы сегодня назвали командами, по двадцать человек. Для создания домашней атмосферы и удобства пользования здание условно разделено на четыре отдельных «однофамильных дома» или «семейной ячейки», по одному на две семьи. Каждый из таких «домов» состоит из трех этажей, строго соответствующих функциям: в подвале расположены душевые и ванные комнаты, на первом этаже — помещения для занятий, под крышей — спальни. Спальные залы второго этажа были разделены на «каюты» по два человека, отделённые от остального пространства занавесками. Таким образом архитектор избежал ощущения казармы и создал личное пространство для каждого гостя, непривычного к такому комфорту в повседневной жизни.
Спальная галерея второго этажа с каютами на двух человек и встроенной мебелью
1929
ТЕХНИЧЕСКИЕ ПОМЕЩЕНИЯ СООТВЕТСТВОВАЛИ КАЖДОЙ ИЗ ФУНКЦИЙ

В подвале находились помещения для хранения дорожных сумок и чистки обуви, на первом этаже — гардеробы и шкафы для спортивного и прочего инвентаря, на спальном этаже — комнаты руководителей каждой «семейной ячейки», гостевые комнаты и помещения для чистки одежды. Три этажа каждого «дома» соединены вертикальными санитарными и вентиляционными каналами и лестничными пролётами, выходящими во двор.
» Сталь звучит сквозь наше время и его пространства. Необходимо, чтобы локомотив скоростного поезда, автомобиль и современный оптико-механико-электрический мир нашли свое отражение в наших домах отдыха молодежи — иначе они устареют, не успев появиться. Решение — это архитектурно оформленное время!
 «
_
Курт Бербиг, 1925
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДВОР: АГРЕГАТОР СВЕТА

Просторный центральный двор — средоточие жизни дома отдыха. Вокруг него располагаются жилые флигели и актовый зал, он же столовая. Величественные буковые деревья — органическая часть комплекса — специально оставил архитектор, чтобы соединить природу и высокотехнологичное архитектурное сооружение. Широкий бастион отделяет двор от окружающего ландшафта, создавая чувство защищённости. Галереи и строгий фасад актового зала обрамляют двор, создают ощущение сосредоточенности двора средневекового монастыря или античной школы.
Двор, галерея северного флигеля
1929
Актовый зал и столовая
АКТОВЫЙ ЗАЛ: НА ОСИ СВЕТА

В центре ансамбля располагается актовый зал, где все жители и гости Дома собирались несколько раз в день для совместной трапезы и проведения мероприятий. Размер, стилистическое решение и техническое оснащение зала сегодня кажутся очевидными, поскольку мы знаем много подобных пространств. Однако в 20-х годах это было очень прогрессивное решение: промышленные конструкции, позволившие сделать зал высоким; техническое оснащение; оформление, напоминающее фабричные пространства.

Пространство зала пронизано светом, проникающим через высокие окна, которые создают связь с окружающей природой и ощущение торжественности. Сцена с роялем и профессиональной световой установкой изначально тоже имела окна. Таким образом, свет, аккумулировавшийся в открытом на восток дворе, направлялся во внутрь здания, к общественному пространству, и снова вытекал из него на запад, естественно следуя за ходом времени.

Рядом со сценой находились специальные помещения для важных гостей, актёров и лекторов, а над ними — гостевые комнаты. Над входом в зал, на противоположной от сцены стене, находится вместительное помещение для кинотехники и камерное пространство конференц-зала. Высокие окна и небольшая терраса открывают панораму двора с могучими буками и горный хребет на горизонте. Изначально с южной стороны зала — над прачечными — находилась терраса, на которой обедали в хорошую погоду, наслаждаясь видом. Над актовым залом располагается просторный гимнастический зал с небольшой сценой и доступом к лампам, освещающим актовый зал через отверстия в полу. Зал отапливался тёплым воздухом, подававшимся из подвала через отверстия в ступеньках сцены.


В строительстве актового зала использованы металлические фермы, такие же, как в здании «Вперёд», облицовка колонн клинкерным кирпичом тоже характерна для обоих сооружений. Общими элементами стали облицовка лестничных пролётов матовой серой плиткой, железные перила, дверные ручки. Лестницы, соединяющие этажи в «домах», изготовлены из бетона по уникальной технологии, не применяющейся сегодня.

Окна спального этажа создают эффект ленточного остекления, не мимикрируя под него, как это часто случалось в конструктивистских постройках авангарда. Высокие окна актового зала выполнены в эстетике, свойственной промышленным сооружениям того времени.
» Бербиг ощущает себя вынужденным создавать архитектурные пространства непосредственно из ландшафтного окружения сооружения. Поэтому его строения следуют природе, пластически продлевая или дополняя ее. Именно ландшафт определяет направление архитектурной мысли и последующего строительного решения. «
_
Мартин Р. Мёбиус, 1930
Умывальные комнаты одной «семейной ячейки»
1980
ГИГИЕНА И КОМФОРТ

Дом отдыха предлагал молодёжи с рабочих окраин образцовый для того времени уровень комфорта. На каждом этаже были туалетные комнаты. Каждая группа из двадцати человек и вожатого имела в своем распоряжении умывальную комнату с тремя умывальниками, ванными и душевыми установками.

Массивные семиугольные умывальники, отсылающие своей формой к эстетике египетских храмовых сооружений, были устроены так, чтобы можно было умываться под постоянно текущей водой, поступавшей в семь кранов с душевыми насадками. Вода настраивалась руководителем группы для всех на определенную температуру и после использования попадала в незасоряемый сток.

В гардеробах первого этажа для каждого гостя был свой шкаф, а в центре каждой гардеробной — выступ в полу, позволявший удобно снимать и надевать обувь.

Молодые люди в доме отдыха находились под наблюдением врача. Его кабинет и две палаты (для молодых людей и для девушек) с отдельным санузлом находились в башенном флигеле.

БИБЛИОТЕКА И КАМИННАЯ КОМНАТА

В голове южного — женского — флигеля располагается каминная комната с библиотекой. Вдоль панорамных окон, выходящих на предгорья Саксонской Швейцарии, располагался рабочий стол с перегородками, чтобы можно было сосредоточенно заниматься. Собравшись вокруг камина, молодые люди могли проводить вечера вместе, рассказывая истории или читая. В этой комнате в 1933–1945 годы, когда Дом занимал «Союз немецких девушек», любил находиться гауляейтер Саксонии Мартин Мучман, для которого во флигеле была оборудована квартира.

Северный — мужской — флигель заканчивался офисом, где регистрировали приезжавших гостей и располагался кабинет директора. Здесь же находились главные часы, которые были связаны со всеми часами в здании. Сегодня во всём здании остались только одни часы, в угольном подвале под башней.
Библиотека и каминная комната
Фабрика-кухня с помещением для сотрудников на заднем плане
1929
ФАБРИКА-КУХНЯ

Хозяйственная функция полностью отделена от жилой и располагается вокруг заднего двора. Еду подавали в зал через специальное окно из кухни, располагавшееся в хозяйственном флигеле. В подвалах флигеля находились холодный погреб, помещения для хранения белья и гараж на две машины, а также помещения для хранения и переработки картофеля и других продуктов. Переработанные продукты подавали в кухню на маленьком лифте.

Кухня устроена по принципу фабрики, что было характерно и для советских домов-коммун и столовых на промышленных предприятиях и общественных учреждениях. Приготовление еды происходило как на конвейере, где процессы не пересекаются: подготовка и приготовление, сервировка и выдача, приём и мойка грязной посуды. Еда готовилась на пару в специальных котлах. Помещения для каждого этапа были разделены стеклянными перегородками. Все процессы были автоматизированы, что позволяло небольшому количеству людей готовить еду на 80 молодых людей, сотрудников и гостей дома отдыха. Рядом с кухней — столовая для персонала и квартира семьи истопника. Жилые помещения сотрудниц кухни и квартира директора находились этажом выше.
Строительство подвала под актовым залом
1928
Хозяйственный двор, вид на актовый зал и кухонный флигель
ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФРАСТРУКТУРА В ПОДВАЛЬНЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ

Под залом находятся просторные подвалы, в которых располагалось центральное отопление, бункеры для угля, оборудование для нагрева воды и моторы для подачи нагретого свежего воздуха в зал через прорези в ступенях сцены. В результате в зале была комфортная температура в любое время года и при этом легко дышалось.

В подвалах дома располагались собственная электрическая подстанция, профессиональная прачечная со стиральными и сушильными машинами, оборудованием для глажки постельного белья, дезинфекции и починки белья, а также сушки одежды.

В подвалах хозяйственного флигеля размещались также гараж с рампой для ремонта машин, хранилище для продуктов и машины для чистки картофеля, который подавался в кухню на специальном лифте.
Актовый зал, водонапорная башня и гостевой флигель
1929
» Бербиг ощущает себя вынужденным создавать архитектурные пространства непосредственно из ландшафтного окружения сооружения. Поэтому его строения следуют природе, пластически продлевая или дополняя ее. Именно ландшафт определяет направление архитектурной мысли и последующего строительного решения. «
_
Мартин Р. Мёбиус, 1930